рассказ

На вечерний курс она пришла заблаговременно, дабы до начала успеть наверстать упущенное: доделать пару эскизов. Все-таки это курсы кройки и шитья, - требовалось постоянное совершенствование техник. А она на зимних каникулах прибывала в отъезде и совсем не занималась. 

Как и планировала, она приземлилась в местном кафе с типичным городским названием. У большого окна, нависающего над одним из оживленнейших перекрестков города. В кафе в это время дня были заняты все столики. Это был вечерний час-пик. Весь город гудел. Так же гудело и кафе под типичным городским названием с окном, нависающим над одним из оживленнейших перекрестков города. Гудели большей частью пенсионеры. Именно ими наполнялось нетипичное кафе каждый вечер. 

Только пара свободных стульев-кресел, по-домашнему мягких, возле того самого окна, нависающего над одним из оживленнейших перекрестков города, уговаривала своим уютом занять их. Однако за столиками, у которых стояли кресла, сидели возрастные мужчины. Без сопровождения. «Хоть и без сопровождения, но они возрастные» - затрепетало ее самолюбие. «Хоть и возрастные, но с газетами в руках - интеллигенты, значит»- парировала ее здоровая самооценка с высоты лучших, но уходящих лет. Чем чёрт не шутит! К тому же, разноцветные мягкие стулья-кресла были в стиле 70-х, будто родом из ее яркого детства. А это, без сомнения, хороший знак. Она решила поинтересоваться у одного из мужчин в возрасте о возможности занять место рядом с ним. Как-никак ей было необходимо место, куда она могла бы поставить ее любимое какао. Мужчина ничего не имел против. 

В этот день она по-кукольному завила кудри, в надежде, что сегодня на занятии снова появится Он. Ресницы пушились, челка провокационно ниспадала к правому глазу, сердце учащенно билось слева в ожидании то ли чуда, то ли курса шитья, ставшим за время каникул долгожданным. 

какао и фантазии

Мечтающее тело стало отогреваться, зима оставалась за большим вечерним окном... Мило и невзначай она шмыгала, перебирала английские булавки, думала о целесообразности использования рукава-реглана, опять шмыгала и потягивала густое, пенистое, сладкое, словно ее фантазии, какао.

Минуты летели, словно ее последние годы. Перекрёсток технологично разрезал гул горячих резиновых покрышек... Как вдруг он коснулся ее ушных раковин своим низким и мягким, как панакота за соседним столиком,  «извините». 

«Вот оно, это чудо, этот момент, после которого все в жизни меняется», - подумала она.  Вот она, контрольная... нет, - отправная точка, старт! Который они вдвоём, как и положено лирическому сюжету, в сладком упоении будут временами вспоминать, лёжа в обнимку на кожаном диване напротив панорамного окна с видом на Альпы.

Она распрямила плечи, поправила назойливую челку, вдохнула глубоко, заполнив на всякий случай эту нелепую, всего лишь сантиметровую пустоту бюстгальтера и медленно подняла голову, примерив нежнейшую улыбку а ля «вечерняя загадошность». И тут... определенно что-то пошло не так. Потому что она подумала, что сейчас он позовёт ее замуж, а он предложил ей разовый носовой платок. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded